Старица - земля православная. Монастыри и храмы.  
Сведения о городе
Старицкие вести
История города
Монастыри и храмы
Святые и подвижники
Памятные даты
Достопримечательности
Старицкая старина
Паломникам на заметку
Фотогалерея
Старицкий архив
Интересные ссылки
Гостевая книга
Форум
Карта сайта
О проекте


 

   

Старицкие вести
В НАЧАЛО Новости СМИ В селе Юрьевское торжественно отметили десятилетие возобновления богослужений в храме
Всё милостию Божией

рьевское - название по храму. Храм великомученика Георгия Победоносца, с большим куполом-ротондой, поблескивающий новым железом кровли и новым же шпилем, хорошо виден с дороги Старица - Тверь. Он показывается как высокое видение над лесом и зарастающими полями. Он один как будто летит над дорогой. Летит в вечности. На самом деле просто село занимает вершину холма, а храм стоит на самой макушке. При подъезде к селу храм ненадолго скрывается из глаз. Поворот направо, покрытие дороги сменяется на “провинциальный асфальт”, и вдруг - храм совсем рядом за поворотом на широкой площади, которую широко обегают домики села.
Несколько надгробий вокруг храма там и сям лежат в траве - когда-то при храме было кладбище. Одна безымянная могилка с ангелом - памятником. Только это место ухожено. Здесь похоронен священник Алексей Ушаков, служивший в юрьевском храме с 1887 года.
...Известного современного тверского ученого, фольклориста и научного сотрудника Тверского Дома народного творчества Людмилу Концедайло привлекла в Юрьевском поначалу именно эта могилка. Дело в том, что Алексей Ушаков был удивительнейший священник. Не говоря уже о его пастырских достоинствах, он писал стихи на евангельские сюжеты, описал все окрестные села, само Юрьевское и даже село Тухани в Сандовском районе, где он и родился. Но и этого мало: Ушаков записал (с нотами) свадебные песни крестьян в его селе да и весь свадебный ритуал. Ничего подобного никто из тверского духовенства не делал. При Ушакове храм приобрел достойный вид, на праздники сюда сходились сотни людей. Естественно, труды такого ученого, его родное село привлекли внимание исследователей и в наши дни.
Нет, в Юрьевском было как везде. Храм был закрыт в 1930-х, а перед войной, около 1940-го года, был разорен: иное сожгли, с икон кислотой смывали позолоту, потом был устроен колхозный склад - в алтаре лежали резаные коровы. Алексей Ушаков умер, правда, своей смертью, в 1943 году. В последние годы жизни он совершал только требы, но не служил. А вокруг текла человеческая жизнь, текла-текла, да и кончилась. Колхоз прекратил фактически свое существование, закончилась и школа (уже в 2007 году). Как-то нехорошо закончилась, несправедливо - детей в ней было более сорока. Население многонациональное, и скоро будет коренного едва половина. При том еще люди разбегаются в города; разве что летом в селе живет много народу. Зимой девственно чистый снег лежит перед многими домами.
16 ноября 2007 года в селе торжественно отметили десятилетие возобновления богослужений в храме. Приехали шесть батюшек, в том числе благочинный отец Олег Чайкин, много гостей из Твери, Старицы и Ржева. Во Ржеве живет и нынешний священник юрьевской церкви отец Димитрий Курдюков. Он много усилий приложил к восстановлению храма, служит в нем с 1999 года. Во всяком случае, здесь нет характерного для многих сельских приходов, где батюшки не живут, “требоисправительства”. Такого, что священник отслужил и - нет его, уехал скорее по другим делам, в Юрьевском не бывает.
“Как! Вы были в Юрьевском и не зашли к Нине Ивановне? - искренне удивлена Людмила Концедайло. - Вы очень, очень много потеряли”. Как оказывается, для Людмилы Михайловны ее уже неоднократные посещения Юрьевского связаны теперь именно с этой женщиной. Нина Ивановна, наряду с незримо присутствующим здесь отцом Алексеем Ушаковым, является главной молитвенницей в селе. Для прихода ее существование значит не менее, чем сам храм. Она единственная из поколения старых церковных людей этого прихода пережила все атеистическое время и - хочется сказать, увидела (но это не так, к сожалению) - открытие храма. Нина Ивановна Кузнецова, 1924 года рождения, слепая уже тридцать лет.
Бывший агроном совхоза, она имела славу сумасшедшей. За что? Разумеется, за то, что ходила в храм и более того, относится к категории сейчас практически вымерших старых людей, истинно знающих, что и зачем в церкви делается.
“Когда мы впервые к ней приехали, - рассказывает Людмила Концедайло, - пришли к ней в избу и видим: сидит бабушка, вся в саже. Оказывается, она, будучи полностью слепой, все делала по дому, печь топила, воду носила. Сейчас ее взяла к себе бывшая староста храма Любовь Непомнящая, она у нее в доме живет”.
Любовь Андреевна Непомнящая постоянно живет в Юрьевском. Это красивая еще, дородная женщина. На службах она за чтеца и хор. В храме сухо, тепло - топятся печи. Своды все уцелели и теперь спасены от разрушения, благодаря бескорыстной помощи Александра Галкина, москвича, потомка юрьевских крестьян. Крыша перекрыта, и храм более не разрушается. Внутри поправлены полы, в одном из приделов (Троицком) идет служба. Алтарничает Игорь Петрук, скромный, трудолюбивый человек, усилиями которого здесь сделано очень много (он, например, укреплял кресты на куполе). Поет одна Любовь Андреевна. Но у нее сильный красивый голос, который “достает” до сводов и будто заполняет храм.
“Все милостию Божией, - говорит она. - Если бывает трудность какая-то или уныние нападает, я всегда к Богу обращаюсь. Или Нина Ивановна скажет: “Я за тебя Богу молюсь”, - и все уныние проходит. Она ведь великая утешительница”.
Силу молитвы Нины Ивановны подтверждают многие. Среди явных чудес - само открытие храма. “Что же нам делать-то?” - обратились тогда, в 1997-м, к Нине Ивановне сельчане, решившие восстановить храм. “Поезжайте в Старицу, закажите три молебна Георгию Победоносцу”, - ответила та. И после этого дело пошло. Затем приехал священник. “Э-э-э, - начал он без оптимизма, - тут один мусор два года выгребать”. Но прошло не так уж много лет, а сделано уже больше половины необходимых работ по храму.
Возвращаемся, однако, к Нине Ивановне. В маленькой комнатке в доме Любови Андреевны лежит эта бабушка, совсем высохшая, с пальцами, изуродованными артритом, но - с светлым лицом.
Вроде ничего особенного, но заметим еще, что в комнате нет характерного запаха, столь присущего таким каморкам с лежачими стариками. Конечно, это и уход хозяйки сказывается... Но не только. На старой фотографии миловидная молодая женщина. “А мне на ней сорок лет, - говорит Нина Ивановна, - у меня Господь долго красоту не отнимал”, - и улыбается. “Я вам с самого начала буду рассказывать. Помню батюшку, отца... да, Алексея Ушакова. Он такой невысокий был, рыженький. Его очень все любили. И вот закрыли храм в тридцать седьмом году, специально накануне Пасхи. А мы тогда в школе учились. Директор Петр Зайцев атеист был, говорил: “Не ходите в храм”. Как уйдет - бежим к храму. Виснем на решетке. А там чудо, замок висит на дверях, а внутри - слышно, служба идет. Один хор мужской: “Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав”. А другой женский: “Пасха красная! Пасха, Господня Пасха...”
Она не может сдержать слез и продолжает: “И люди плакали: храм закрыт, а служба идет. И так было с первого дня до Фомина воскресенья”.
Нина Ивановна помнит колхозы, репрессии, изгнанных монахинь из Марфо-Мариинского монастыря в селе Коноплино недалеко от Юрьевского, войну. Это потрясающая повесть гонений на церковь и страданий народных.
“У меня был крестный Степан Александрович, он жил на хуторе. Кто-то написал, что он меньшевик, его арестовали, пытали током: “Кто у вас главный меньшевик?!” Мне шесть лет было тогда. Привезли его хоронить, положили на стол. Спрашиваю: “А где мой крестный?” Я помню, был дородный высокий брюнет, а там лежал - высохшие мощи.
У бабушки моей Феодосии Никитичны жили монахини. Игуменья мать Апраксия была прозорливая. Одной девушке говорит: “Выйдешь замуж, и будет у тебя много детей. А ты не ругай их черным словом, они сироты”. Та удивляется, конечно. А оказалось, она потом сорок лет проработала в детском доме в Чукавине. И было у нее действительно много сирот... И другим предсказывала”. - “А вам?” - Но Нина Ивановна промолчала многозначительно и продолжила: “Мощи мать Апраксии выйдут в Коноплине, когда все о ней забудут. Сотворит Господь Свои чудеса: что-то да будет...
В войну немцы жили за счет крестьян. Все отбирали. Худо было. Но в селе было много бывших кулацких домов, там больше жили. У нас дом был очень бедный, три раза горели, немцы у нас не жили. Как-то немцы строились на улице, а вдруг летит наш самолет. Бросил бомбу. Но немного не попал, а так бы всех положил. С тех пор они боялись.
Как погнали их, у нас кто-то говорит: сейчас немцы танки от Москвы погонят, нас подавят. И мы пошли все - нас пятеро детей у матери было, сильный мороз стоял - в деревню Федорково. Деревню не сожгли. Приходят наши: “Немцы есть в деревне?” - “Есть один”. Его привели, а я переводила, я свободно говорила по-немецки. Он карточки свои вынул, там жена, дети, и говорит: “Меня оставили деревню сжечь, а я не сжег. Мне за это будет пощада?” А те отвечают: “Мы от Москвы идем, и пленных не берем”. Так и расстреляли его в огороде. И сейчас жалко, какая трагедия. Вернулись в Юрьевское, от дома одна яма...
После войны ходила я в храм в Зубцов. Садились на автобус, ехали до Старицы, потом пересадка до Ржева, а оттуда на зубцовский автобус. В Зубцове и ночевали. Тогда там служил отец Вениамин. Я в хоре пела. И сейчас наизусть помню двенадцать Христовых тропарей, шесть Богородичных. После литургии он нас угощал чаем и рассказывал, где был, какие святыни видел.
В старицкий храм тогда не ходила, там батюшка часов в двенадцать уже закрывал его и скорее в Калинин ехал. Потом в Старицу уже приехал отец Борис Ясинский. Он духовный был батюшка, очень молитвенный. Его ведь и били безбожники, как Серафима Саровского, а он никогда никому не мстил. Сидит у меня как-то и говорит: “Вот знаешь, Нина Ивановна, худая жизнь тяжелая не влияет на долголетие. Враги мои померли, а я все живу”. Рассказывал он о своей жизни, как был в ссылке за веру. Бывало, как приедет к нам в Юрьевское, всегда у меня останавливался.
А в Шишкове жил монах с Валаама отец Аполлинарий после войны. Он родом был отсюда, звали его Сашка. Монастырь разогнали, он и вернулся. Ну, жил, жил, да и стал святым. Говорит хозяину квартиры, где он проживал: “Пиши письма тем-то священникам: “Отец Аполлинарий умер”. - “Да ты вроде живой”. - “А вот помру”. И помер. У хозяина была одна лошаденка, запряг ее на кладбище гроб везти. Да где там! Людей собралось много-много. Одни несут, другие подхватывают. И плачут и поют вместе...”
Прервемся. Можно долго слушать Нину Ивановну. Она - редчайший случай - сохранила в своей памяти не бытовые мелочи, а память о святых современниках. Ах, как же много их было на Руси в минувшем веке. Как же нам их не хватает сейчас!
Осенью 2007 года в Старице вышла книжка, посвященная десятилетию юрьевского прихода, подготовленная известным краеведом Александром Шитковым. Впрочем, отец Алексей Ушаков заслуживает особой книги. И ее Людмила Концедайло надеется издать.
Идем в летний храм, под высокий купол. Сохранились росписи художника Шишкина, выпускника Академии художеств. “Шишкин, да не тот, что медведей рисовал, - улыбается отец Димитрий Курдюков. - Тот в этом году, я проверял, был за границей. Но тоже достаточно хорошего качества фрески. Мы их сохраним”.
После упразднения школы в Юрьевском осталась для детей только воскресная школа, в которой сейчас двенадцать детей. На них отец Димитрий очень надеется. Интерес к храму у них большой. С участием клуба, библиотеки проводятся разные мероприятия, выставки, поездки, краеведческие чтения. “Не упустить бы нам Юрьевское, - звучало в устах всех, с кем довелось общаться в селе. - На храм и батюшку очень надеемся”.

Павел ИВАНОВ

11.01.2008 "Тверские ведомости"
Постоянный адрес статьи: http://www.tverinfo.ru/obshestvo/vse_milostiu_bozhiei.html
Смотрите также:
Новая Старицкая газетаГазета Старицкий Вестник
Тверская Епархия НовостиВидеоновости о Старице
СКОРО
27 ноября
День памяти священно мучеников Феодора, Михаила, Александра (Чекалова), Алексия (Нечаева) 80 ЛЕТ!
Осталось 3 дня
Царские пути через Старицу вели
Лев-чудотворец на страже старицкой власти
Благотворительный фонд Старица
Гидрометцентр России
Тверская епархия
Православие и Мир Фотосправочник-путеводитель - Русские Церкви - Истории, фотографии действующих и не сохранившихся Православных Храмов и Монастырей.Православие.RuНародный каталог православной
архитектуры
© Сайт "Старица - земля православная. Монастыри и храмы", Галкин А.С., 2007 - 2017
Создание и разработка сайта - веб-студия Vinchi
Оформление и программирование Ильи
Время формирования страницы: 0.040145874023438 сек.