Старица - земля православная. Монастыри и храмы.  
Сведения о городе
Старицкие вести
История города
Монастыри и храмы
Святые и подвижники
Памятные даты
Достопримечательности
Старицкая старина
Паломникам на заметку
Фотогалерея
Старицкий архив
Интересные ссылки
Гостевая книга
Форум
Карта сайта
О проекте
Вид от складов


 

   

Достопримечательности
Старица-Москва

бор  у  автобуса. Представление, знакомство с экскурсантами.

- Итак, мы с вами  начинаем  наше  увлекательное  путешествие  в  столицу  нашей  Родины – Москву. По  дороге  мы  с  вами  познакомимся  с  историей  тех  населенных пунктов, мимо которых  мы  с  вами  будем проезжать.
А  начинаем  свое  путешествие  мы  с  вами  из  Старицы – маленького, но  очень  древнего и  богатого  историей  города. Наша  Старица – один  из  самых  маленьких  городов  России. Очень  многие  знаменитые  древние города  по прошествии  веков  превратились  в  поселки, деревни  или  даже  исчезли  совсем. А  вот  Старица  как  была, так и  осталась  маленьким, но городом. Вообще, Старица – это  очень  интересное  и  странное  место  пространства. Какие – то  космические  процессы  идут  здесь, не  обращая на  нас  никакого  внимания. А  чем еще  объяснить  такой  феномен: в  течение 40 минут  человек, впервые  приехавший  в  наш  город, меняется, и  процесс  этот  уже необратим. Старицу  покидает  иной  человек – лучше, светлее, чище. Нужно  только  знать, куда  идти  и  что смотреть.

ЧУКАВИНО

Но  мы  с вами  продолжаем  наше  путешествие, и поговорим немного  об истории тех  мест, мимо  которых  мы  проезжаем. Через  несколько  километров  мы с  вами  увидим  прямую, как  стрела, асфальтированную дорогу, уходящую  от  трассы  влево. Там, в  излучине  Волги, спрятались две  барские   усадьбы, - Чукавино и Коноплино.
Если ехать по  дороге  все время  прямо, то  километров  через  пять  заблестит, засверкает  на  солнце  купол  церкви. Теперь  не  заблудимся – это  Чукавино, место очень  древнее  и таинственное. Само  название  «Чукавино» происходит  от  новгородского  слова  «чукавый» - «хитрый, лукавый». И действительно, поселение   было основано очень  давно хитрыми и лукавыми новгородскими  купцами как  место, откуда они вели  свою торговлю с  окрестными племенами. Но знаменито местечко  не  этим. Если  мы пройдем  по  узкой  улочке  маленькой  деревушки, то  в  конце  ее  дорога  упрется  прямо  в  зеленые  ворота. За  воротами  скрывается  родовое  имение  Великопольских.
От  ворот, огибая  церковную  ограду, дорога  приведет  нас к  хорошо  сохранившемуся  двухэтажному  барскому  дому, флигелю, службам. На  доме установлена  мемориальная  доска, а на  стене  флигеля  находится  вензель Великопольских. Внутри  особняка  ничто  уже не  напоминает  о  прежних  хозяевах. Хорошо сохранившаяся  усадебная  белокаменная  церковь  Владимирской  иконы  Божьей Матери  внутри  так же  пуста, как  и  дом.
Замечателен  старый парк, террасами  спускающийся  к  Волге. Бродя  по  его заросшим  дорожкам, можно наткнутся  на  деревья, совсем  не  характерные
для  наших  мест – серебристый  тополь, пихту. Каскад  прудов  нарушен. Но  в  нижнем  пруду  воды  бывает  много, и  старая  плакучая  ива  по- прежнему отражается  в  его  зеркальной  глади.
Поговорим  же  о  хозяине  усадьбы. Иван  Ермолаевич Великопольский  (1797 - 1868), ревностный любитель литературы, поэт, театрал и драматург, известный в писательских кругах 20 – 50-х гг. XIX в. по своим знакомствам с лучшими представителями отечественной литературы – с Пушкиным, Гоголем, Белинским, Аксаковым и другими.
Уроженец Казани и воспитанник Казанского университета, Иван Ермолаевич в 1815 году уходит из университета и переезжает в Петербург, где поступает в Лейб-гвардии Семеновский полк.
В 1820 году Иван Ермолаевич, блестящий русский офицер, вдруг переводится в простой армейский полк подальше от столицы – в Псков. Говорили, что в полку начался мятеж, и Великопольский примкнул к бунтовщикам. А кто в молодости не бунтовал?
Но это только предположения. Была и другая, более прозаическая причина, по которой Великопольскому пришлось в спешном порядке покинуть свой полк и уехать подальше от столицы.
Как известно, Иван Ермолаевич был одержим одной страстью – он был страстным картежником, причем больше проигрывающим, чем выигрывающим. Так, он почти целиком проиграл полученные им в приданное за жену около 2-х тысяч душ крепостных крестьян и более 200 тыс. рублей деньгами.
По сведениям автора книги о Великопольском Моздалевского, Иван Ермолаевич в конце 1819 года, отправившись в 3-х месячный отпуск, пустился в Москве в крупную игру и, сделав большой долг своему счастливому партнеру, явился к матери в Казань. Надежда Сергеевна с большой строгостью отнеслась к привезенному сыном известию и наотрез отказалась уплатить его долг. Иван Ермолаевич, возвратясь в Петербург, попытался отыграться, но проигрывал все больше и больше и в конце концов вынужден был покинуть Петербург и перевестись в Псков. Об этом событии Иван Ермолаевич поведал своей знакомой, Анне Михайловне Еремеевой: «Впрочем, в моей жизни нет черного пятна, нет проступков безнравственности, а были только порывы необдуманной молодости, таков был мой московский проигрыш в 1919 году, который все отравил».
  Великопольский  был  азартен. Может  поэтому  и сошлись они с Пушкиным. Азартно спорили, азартно играли  в карты, азартно обменивались сатирическими  посланиями, отпускали в адрес друг друга шпильки и колкости.
 А познакомились они следующим образом. Иван Ермолаевич, не удержавшись в очередной раз от соблазна, сел играть в штос с Пушкиным и проиграл ему 500 рублей. Уплатить долг он сразу затруднялся, а Пушкин, сам проигравшийся и всегда нуждавшийся в деньгах, настаивал на уплате долга и требовал у Великопольского свой выигрыш:


«С тобой мне вновь считаться довелось,
Певец любви то резвой, то унылой,
Играешь ты на лире очень мило,
Играешь ты довольно плохо в штос.
Пятьсот рублей, проигранных тобою,
Наивные свидетели тому.
Судьба моя сходна с твоей судьбою;
Сейчас, мой друг, узнаешь почему:

 

Сделайте одолжение, пятьсот рублей, которые Вы мне должны, возвратить не мне, но Гаврилу Петровичу Назимову, чем очень обяжете преданного Вам душевно
                                                                                    Александра Пушкина
».

 

Великопольский, в свою очередь, вскоре после получения письма от Пушкина, написал ему язвительный ответ стихами:

 

«…В умах людей, как прежде, царствуй,
     Храни священный огонь души,
     Как можно менее мытарствуй,
     Как можно более пиши,
     А за послание – благодарствуй…
     «В стихах ты – только что не свят,
     Но счастье – лживая монета,
     И когти длинные поэта
     От бед игры не защищат».

 

После этого эпизода отношения у Великопольского с Пушкиным несколько испортились, хотя они и виделись несколько раз.
В марте 1828 года Пушкин обиделся:«Любезный  Иван Ермолаевич. Бугарин  показал мне очень милые ваши стансы ко мне в ответ на мою шутку. Он сказал, что цензура не пропускает их… без  моего согласия. …К сожалению, я не мог согласиться. 


   Глава Онегина вторая
   Съезжала скромно на тузе…


Я не проигрывал 2-ой главы, а ее экземплярами заплатил свой долг, так точно, как  и Вы  заплатил мне свой родительскими алмазами и 35-ю томами Энциклопедии…»
Окончилось это негласное соревнование в  острословии весьма язвительной эпиграммой Пушкина:


     Поэт – игрок, о Беверлей – Гораций,
     Проигрывал ты кучки ассигнаций,
     И серебро, наследие  отцов,
     И лошадей, и  даже кучеров –
     И с радостью на карту б, на злодейку,
     Поставил бы тетрадь своих стихов,
     Когда б твой  стих ходил  хотя б в копейку.

 

Интересно, дружба их расстроилась окончательно или правы те, кто верит легенде? Дело в том ,что в семье Великопольских  из поколения в поколение  передавалось одно предание . Будто бы ночь с 13 на 14 октября 1829 года Пушкин провел здесь , в Чукавино , почивая на диване карельской березы. В доказательство предъявлялся оный диван.
Казалось бы, что вся  жизнь Великопольского должна пролететь, промчатся, так же  бурно и  страстно, как молодость. Но страсти поутихли. Некоторое время  он  еще был членом  Вольного общества любителей словесности, наук и художеств, вращался  в литературных  и  театральных кругах, писал стихи и пьесы. Но все как-то  неудачно.
Выйдя в чине майора в отставку  в 1827 году, много времени  проводил в имении, пытаясь заниматься  сельским хозяйством, разводил лен, что для этих мест было очень актуально. Он даже изобрел какую-то обрабатывающую лен машину, о чем  написал  записку  в правительство. Но этим все  и кончилось.
Наконец, женившись в 1831году, он перебрался в Чукавино  окончательно. А женился он на 15-летней дочери  знаменитого московского врача Матвея Яковлевича Мудрова - Софье. В пациентах образованного  доктора ходило пол - Москвы. Пользовал  Мудров и семью  Пушкиных. На обложке отдельного  издания первой главы «Евгения Онегина» Софья  Мудрова написала: «Эту книжку, вместе с портретом своего сына Александра, подарила  мне   пациентка  моего  покойного батюшки  Надежда Осиповна  Пушкина..
Потомки Великопольского  до 1950 года хранили у себя, сначала в Чукавино, затем  в Ленинграде, эту  ценнейшую реликвию – миниатюрный портрет Пушкина–ребенка. На небольшой  металлической пластинке написан маслом портрет 2-3-х летнего мальчика. Это самое первое изображение поэта, 150 лет остававшееся  неизвестным. В настоящее  время  миниатюра находится  в экспозиции  Государственного музея  А.С.Пушкина в Москве.

Коноплино

Если в  Чукавино не въезжать, а повернуть перед деревней налево, то дорога через 2 км приведет нас в усадьбу, которой повезло гораздо меньше. Но от  этого прелести у Коноплино не убавилось. Из окон полуразвалившегося особняка  открывается  удивительный  вид на Волгу, бегущую далеко внизу, под холмом. Тенистые, заросшие аллеи старого парка  круто  сбегают с холма к реке. В мае здесь царствуют соловьи и сирень, в  январе – блеск инея и мороз, но красиво здесь всегда.
Первым владельцем Коноплино был подпоручик Николай Иванович Сытин. Его сын, титулярный советник Иван Николаевич Сытин, являясь крупнейшим помещиком Старицкого уезда, нередко брал подряды по строительному делу, особенно же специализировался на церковных постройках. В 1817 году он взялся перестроить церковь села Юрьевского. Получив более 2000 рублей задатка, он стал медленно и недобросовестно производить работы. Вместо того, чтобы окончить работы к назначенному сроку, он самовольно прекратил работы и даже возбудил судебное дело о том, что прихожане будто бы прогнали его рабочих. При этом, он закупил всех судебных работников и дело в Старицком уездном суде было решено в его пользу, и только высочайшим судом условие с подрядчиком Сытиным было расторгнуто, и с него была взыскана определенная сумма.
В тоже время этот помещик Сытин старался с виду показать себя очень религиозным, жертвовал массу икон и других церковных вещей в церкви окружающих его селений, например, в селе Мичково, Старицкого уезда.    
У каждого места  есть какое-то высшее предназначение. Предназначение Коноплино – очаровывать. И не мы первые попадем под его власть. Выйдя в отставку, поселился здесь в 1837 году не очень богатый писатель. Писателя звали Иван Иванович Лажечников (1792-1869), и был он  человеком уникальным. В 19 лет, против воли  родителей пошел Лажечников воевать с Наполеоном, участвовал в сражениях, дошел до Парижа. Из простого ополченца стал военным офицером.
Первый свой литературный опыт счел неудачным, бегал по книжным лавкам, скупал свои «Первые опыты в прозе и стихах». А когда скупил, взял все и сжег. Зато  вторую его книгу – «Походные записки русского офицера» современники оценили. И уж в полном восторге они были от написанного им после выхода в отставку в 1826 году «Последнего Новика».
В 1831 году был назначен Лажечников  директором училищ Тверской губернии. В Твери он создал свой самый известный роман – «Ледяной дом». А здесь , в Коноплино , написал «Басурман»,начат «Колдун на Сухаревой башне»,задуман «Опричник». Иван Лажечников был первооткрывателем. Он открыл для современников новый жанр русской литературы – русский исторический роман. Не случайно ведь назвал его Пушкин «русским Вальтером Скоттом».
Кстати…о Пушкине. Обратимся к воспоминаниям Лажечникова «Знакомство мое с Пушкиным»: «В августе 1819 года приехал я в Санкт-Петербург и остановился в доме графа Остермана – Толстого ,при котором находился  адъютантом … Я занимал в нижнем этаже 2 комнаты , но первую от входа уступил майору NN…Он был плешив , до крайности  румян ; последним  гордился и считал себя неотразимым победителем женских сердец…».
В одно прекрасное (зимнее) утро, войдя в комнату NN (майора Денисевича), чтобы приказать подать чаю, Лажечников столкнулся с тремя неизвестными. Один был очень худенький, небольшого роста, курчавый, с арабским профилем, во фраке. За ним выступали два красавца, кавалерийские гвардейские офицеры. Они дождались Денисевича , и началось объяснение.
«Я русский дворянин Пушкин, Вам не стыдно будет иметь со мною дело». Лажечников понял, что перед ним автор ставшей уже известной поэмы «Руслан и Людмила». Ему, надежде русской поэзии, погибнуть от руки Денисевича, или убив его, жестоко пострадать ? Лажечников решил, во что бы то ни стало, устроить мировую, даже если придется кривить душой . Потратив «много ораторского пороху , и не даром », Лажечников убедил Денисевича, что тот не прав. И Денисевич извинился. Заметьте, причины  ссоры Лажечников не знал .
Через несколько дней  в театре Лажечников встретил  Пушкина. Пушкин узнал, заулыбался, подал руку. Необычное это знакомство переросло во взаимную симпатию. Лажечников уехал в  Тверь, где прожил 20 лет . Они обменивались письмами, книгами, рукописями. Пушкин несколько раз делал попытки  навестить старого знакомого в Твери. Но бывал в ней всегда проездом. Да и Иван Иванович, бывая в Санкт- Петербурге, заходил к Пушкину, но так и не застал. Больше  встретится им не пришлось.
Пять лет уединенной жизни в деревне утомили однообразием. Писалось вяло. В  1842 году Иван Иванович снова поступает на службу. Он назначен  Тверским вице - губернатором, что кончилось очень печально. Будучи человеком  кристальной честности, да к тому же  идеалистом  Лажечников  никак не мог поверить, что некоторые чиновники запускают руку в государственную казну. А тем временем  воровство приняло устрашающие размеры, последовала  «высокая  проверка »… Его перевели в Витебск, и с поместьем ему пришлось расстаться.
Последним владельцем Коноплино был А.Ф.Шишмарев, о котором тоже нелишне будет сказать несколько слов. После своей смерти он оставил капитал в несколько миллионов рублей. С раннего детства он имел большое пристрастие к различным видам спорта, но особенно предпочитал бега. В своем имении Коноплино он имел много хороших лошадей, подобранных, как правило, почти под один цвет. Выезжал он на тройках, а в особо торжественных случаях на шестерках.
Про него рассказывают массу прямо анекдотических фактов, которые в некоторой мере характеризуют и его характер. Так, например, если он ехал на прогулку и одна из лошадей вдруг заартачивалась, то он поступал просто: вылезал из саней или коляски и убивал эту лошадь. А если дело происходило зимой, то в таком случае он мог просто пустить всю тройку под лед.
Увлечение спортом способствовало его обогащению. На одной своей лошади на бегах он выиграл несколько миллионов, участвуя в бегах почти во всех странах мира. С ним просто уже отказывались состязаться, ибо его лошадь была непобедима. Тогда он прибегал к довольно хитрому средству: окрашивал лошадь в другой цвет, что давало ему возможность выступать и зарабатывать большие деньги.
Эта лошадь, находясь на привязи на аркане, каким – то образом удавилась. Тогда в интересах увековечения он отлил ее бронзовый монумент и поставил его у себя в поместье. После Октябрьской революции этот монумент был привезен в город Старицу, а оттуда сдан в утиль.
В Коноплине у него была сделана беговая дорожка, на которой Шишмарев не только не только тренировался, но и устраивал бега. К нему в Коноплино приезжали на бега любители из многих стран мира, особенно частыми гостями были англичане.
Эта беговая площадка, сейчас хотя и заросла, но все же свои контуры сохранила.
Помещик Шишмарев в то же время был крупным домовладельцем в Петербурге, где имел 23 дома на самых лучших улицах. Вращался он в великосветских кругах, а две его сестры, являясь красавицами своего времени, притягивали к себе аристократическую молодежь, так что их дом шумел от почти ежедневных балов.
После его смерти владелицей Коноплино стала его жена – Мария Николаевна Шишмарева, основательница и первая настоятельница Коноплинского Мариинского женского монастыря.
Происходя из купеческого звания, она в детстве проживала в Петербурге, не зная никаких забот и окруженная роскошью. По достижении 19 лет Мария Николаевна выходит замуж за помещика А.Я.Жебори, состоявшего ротмистром в одном из полков. Это обстоятельство произошло вскоре после смерти отца. Началась известная Крымская компания, в которой  А.Я.Жебори должен был принимать участие, и в 1856 г. в одном из боев он был убит. Оставшись вдовой. Мария Николаевна решила поступить в Корецкий женский монастырь Новгородской епархии. Кончина младшего брата, а затем и матери отложила принятое решение. В 1869 году Мария Николаевна вновь выходит замуж за помещика за помещика А.Ф.Шишмарева. 8 сентября 1875 года скончался и последний супруг. В 1877 году она подает прошение в Тверскую епархию о желании организовать в Коноплино монастырь: «Имение мое, состоявшее в Тверской губернии, Старицкого уезда, при усадьбе Коноплино, со всеми землями, лесами, водами и всякого рода угодьями в количестве 367 дес. 1415 кв. сажень представить на учреждение в оной обители». Прошение ее было удовлетворено, а сама она была утверждена настоятельницей этого монастыря. В указанной должности она пробыла до дня своей смерти 11 ноября 1891 года.
Об условиях, в которых приходилось жить монахиням в монастыре при Марии Шишмаревой, можно судить из того, что красивых молодых монахинь Мария Шишмарева отдавала на «прокат» офицерам стоявшего в Старице полка. Часть монахинь не могла вынести такого позора и покончила с собой.
После смерти Марии Шишмаревой остались большие капиталы, из претензии к которым между ее родственниками в течении довольно продолжительного времени велись судебные дела, из – за чего ее гроб несколько раз вырывали из земли.

Иваниши

Едем дальше. С правой стороны Вы  увидите, чуть в стороне от дороги деревню, над крышами домов которой плывут в небе  купола белой церкви. Это и есть Иваниши, названные так по речке Ванишке (в настоящее время, Иванишке), впадающей в  Волгу. Может быть, посмотрев на ольховые заросли и бурьян, кто - то  справедливо заметит, что называть Ванишку  речкой – чересчур  смело. Действительно, ручей  ручьем, большая вода бывает, только когда снега тают.
По окрестностям  Иваниш  можно  путешествовать целый день. Отправной  точкой  сделаем восточную  окраину деревни, то место, куда приводит съезд с шоссе и, где кончается асфальт. Дорога  раздвоится, повернув налево, мы  окажемся  на единственной  улице деревни. Но давайте сначала повернем  направо  и  отправимся  к  Святому  ключу.

Святой ключ.  Через 500 метров эта, не самая плохая в вашей  жизни, грунтовка  выведет Вас к подстанции, перед которой  резко поворачивайте вправо, в сосновый лес. Здесь, в небольшой низинке, и пробивается из земли родник с удивительно чистой и на редкость холодной водой. Набранная в посуду, вода сохраняет свою свежесть на протяжении нескольких месяцев, и, как утверждают многие, обладает целебными свойствами, излечивая различные заболевания. Над родником сделан сруб с навесом и недалеко от него установлен резной столб-стелла.
О появлении родника с целебной водой существует несколько легенд, причем все они связывают появление источника со святой водой со строительством церкви Успения Божьей Матери в Иванишах, а также с именем ее создателя – Ивана Юрьевича Шигони-Поджогина.
Так, например, местные жители до сих пор рассказывают следующую легенду о возникновении источника со святой водой. «Давным-давно, лет 300 назад или даже более, ехал куда-то по своим торговым делам богатый купец Иван Юрьев. Дорога была дальняя, а купец был уже немолод, поэтому притомился, почувствовал себя плохо. Остановился отдохнуть у деревни Иваниши, прилег под горкой и забылся тяжелым сном. А когда очнулся, то увидел, что рядом с ним из земли забил родник с хрустально чистой водой. Умылся купец из родника, испил студеной водицы и почувствовал, что хвори его как не бывало, и он даже как будто вдвое помолодел – целебным оказался тот ключ. В память о своем чудесном выздоровлении построил купец Иван Юрьев в Иванишах каменную церковь и отправился дальше».
Но самый красивый вариант этой истории – следующий:
«Однажды в жаркую летнюю пору мимо Иванишского монастыря проезжал богатый богомолец со своим рабом. Долго и безуспешно совершал он паломничества в различные святые места, пытаясь излечиться от страшной и загадочной болезни, постоянно мучившей его. Прекрасная местность, в которой был расположен монастырь, привлекла его внимание, и богомолец решил остановиться здесь, чтобы покормить лошадей, пообедать со своим рабом, а заодно и полюбоваться чудной картиной природы и отдохнуть под тенью соснового леса по старинному русскому обычаю. Больной раскинулся под тень дерев и скоро захрапел. Заботливый раб, между тем, присматривая за лошадьми, вошел на опушку леса, усеянного малинником, набрал малины целую чашку и поставил ее перед лицом своего барина так, чтобы он увидел, как только откроет глаза, а сам опять отправился на опушку полакомиться свежею ягодою. Наелся, тихо подошел к своему барину и окаменел от ужаса: предлинная змея медленно вытягивается изо рта больного и опускается в свежую, душистую малину. Верный раб ободряется, тихо отступает назад, делает из длинной палки расщеп, подкрадывается к змее, ущемляет ее расщепом и быстро наносит ей несколько ударов палкою. Змея растянулась, как пласт, и была отброшена далеко в сторону. Там, размочалив ей голову, слуга повесил ее на ближайший сук. После этого он взял еще одну чашку и наполнил ее удивительно чистой и холодной водой из источника, текшего недалеко от того места, где они остановились. Проснувшись, больной потянулся и увидев сидевшего поблизости своего верного раба, рассказал ему свой сон.
- Какой чудесный сон я видел! Снилось мне, – говорил больной своему рабу, - будто бы ты поднес мне такой приятной и такой холодной воды, какой я никогда не пивал. Когда я выпил ее, мне стало так легко, что я чувствую теперь себя совершенно здоровым
Тогда раб рассказал ему о том, что случилось во время сна, и указал на виновницу болезни. Поев малины и выпив предложенной рабом воды, боярин почувствовал себя окончательно выздоровевшим и даже как будто бы вдвое помолодевшим. Исцеленный в излиянии сердечной благодарности к Милосердному Виновнику своего исцеления, он дал обет создать на этом месте Божий храм и устроить монастырь. Обет был исполнен, боярин первым вступил в число монахов новой обители, а речка названа Иванишкою».
Вот такие предания рассказывают об основателе монастыря и о «святом ключе», расположенном поблизости.
Малюсенькая  деревянная часовенка  стоит на краю болотца. Внутри в углу – колодец. Заглянешь внутрь – до воды далеко. Вон  он ключ  из песка  бьет, но хватит  ли руки, чтоб ковшиком, заботливо кем - то  оставленным, до воды  дотянуться? Что ж, попробуем. Только осторожнее! Осторожнее, не в смысле – «в колодец не упадите», а в смысле – «рукава – то не намочите »! Нет никаких  1,5 метров до ключа. Вода обычно  заполняет колодец под обрез. Просто такая  она  кристально прозрачная, что видишь ее только тогда, когда  ушла рука с ковшом   по  локоть в воду и пошли круги по прозрачной глади.
Старожилы рассказывают, что раньше рядом с источником на дереве постоянно висела икона Богородицы в рамке и полотенце. Пока действовала церковь, священник ежегодно совершал здесь обряд освещения (свячения) воды – служил над источником молебен и опускал в воду серебряный крест. В настоящее время эта традиция вновь возобновлена.
Существовали и другие обряды: если умирал кто-то из молодых, у родника на дерево привязывали ленточку, если старый человек – вешали платок.
Лечится сюда шли со всей округи, приезжали из дальних мест. И каждый оставлял у источника на память какую-нибудь вещь – носовой платок, шарф или перчатку, какую-либо часть одежды. При этом обязательно выпивали глоток воды, после чего загадывали желание, а читали молитву, прося у Всевышнего исцеления от болезней и исполнения всех своих желаний.
Наверное, кому-то эта вода действительно помогает, потому что поток паломников не убывает до сих пор. Люди едут сюда в надежде на то, что вода из «святого» источника поможет им исцелиться от своих болезней. И до сих пор на деревьях вокруг ключа развешиваются лоскутки. Кто-то просто отдает дань моде, красивой традиции, а кто-то – в надежде на исцеление и исполнение своих желаний. Вот только иконы над родником уже нет. И это грустно.
        
Успенская  церковь.   Мы  возвращаемся   на  исходную  точку и  поворачиваем  в деревню. Проезжаем по ее единственной улице на другой конец и   останавливаемся  перед  церковью  Успения Пресвятой  Богородицы, заложенной еще в 1534 году. Церковь – это все, что осталось от  Иванишенского  Успенского  монастыря. Есть  замечательная   история,  которую  уместно  рассказать  в  Москве  в Коломенском, в Суздале  в  Покровском  монастыре  и  здесь – в  Иванишах.
Великий  князь  Московский  Василий  III   прожил  с  женой  своей Соломонией  Сабуровой   20  лет, а  детей  не  имел. Ехал  как – то  он  на золоченой  своей  колеснице,  увидел  только  что  вылупившихся  птенцов  в гнезде  и  начал сетовать – все имеют  потомство, а  у  него, Великого князя нет  наследника. Кто   из  бояр  произнес  следующую  фразу, история  умалчивает: «Государь! Даже  неплодоносящую  смоковницу  посекают  и   на  ее  место  сажают  иную!»
Не  в  раз  решился  князь  «посечь  смоковницу ». Не  убить, нет! Об этом  и  думать  не  смел, двадцать  лет  жизни  совместной – не шутка! Решил  он  с  Соломонией развестись и  жениться  во  второй  раз. Послал  дары  богатые  патриарху  в  Царьград,  чтоб  разрешил  тот  развод. А пока  суд   да   дело, выбрал   законной  жене  место  заточения – Покровский   монастырь  в  городе  Суздале. В  раз  разбогател  монастырь  от  даров  его, три  храма  каменных  построил.  А  тем  временем  и  разрешение  подоспело.
Но  чтобы  действия  князя  Василия выглядели законно,  должна  была  княгиня  Соломония  монашеский  постриг  добровольно  принять. Только  разве  это  добровольно,  если  скидывает она  с себя  клобук  монашеский, кричит: «Не  желаю!» Вот  тогда  любимец  государев, боярин  Юрий  Иванович  Шигоня– Поджогин, и  ударил  ее  плетью.
-  Как  смеешь ты, боярин, меня, княгиню, бить?
-  А  как   смеешь  ты  воли  князя ослушаться?
Постригли  Соломонию  в  монахини   против  воли,  нарекли   Софьей  и  увезли  в  Суздаль. Через  два  месяца   Великий  князь  вновь женился. Выбор  невесты   бояр  озадачил: дочь  предателя, племянница дважды  предателя,  девица  европейского  воспитания. Звали  красавицу  - Елена  Глинская. Старый  князь   так  понравиться  хотел, что  даже  бороду сбрил. (Не  царь Петр  первым – то  был!)  Год  проходит, второй,  а  детей у  Василия III  по – прежнему  нет.… Повез  он  молодую  жену  по  богомольям,  по  монастырям,  колдунов,  знахарей  приглашал – ничего  не  помогает. Наконец, спустя  четыре  года,  Елена  родила. Но  к  тому  времени  уже  появился  у  нее  красавец-фаворит – боярин Иван  Федорович  Овчина – Телепнев- Оболенский. Его то и  назвала  молва  отцом родившегося наследника, Иоанна  IV.
Самое  смешное  то,  что князь  Василий  зря  дело  с  разводом – то затеял. В  монастыре Соломония  родила  сына, и месяца на три раньше Елены Глинской. В Москве начали  расследование, а  младенец названный  Георгием, умер  несколько  месяцев спустя. Скажете, красивая легенда?  Так  все  и  считали. Но   в  1934 году  в  страшные  времена, называемые  «богоборчеством», вскрыли  усыпальницу  Покровского   монастыря. Рядом  с  могилой   Соломонии  нашли  маленькую  могилку, а в  гробу,  вместо  останков,  истлевшая  тряпичная   кукла  в  шелковой  рубашечке  шитой  речным  жемчугом. Так   был  ли  мальчик?  Тут  уж  все, и  верившие  в  легенду,  и   не  верившие,  в  один  голос   сказали – «был».
И кукла в гробу – это не спектакль, чтобы  досадить  бывшему  мужу, это – удавшаяся   попытка  спасти   сына. Что  стало  бы  с  ним,  попади  он в   руки   Елены  Глинской?
Соломония   провела  в  монастыре   долгих  17  лет, а  когда  умерла, то  на  могиле   ее  стали  случаться  чудесные  исцеления. Спустя  100 лет, в  1650  году, она  была  канонизирована  Русской   православной  церковью.
Что же остальные участники истории? Князь Василий III вдруг заболел   странной болезнью. Умирал он в страшных мучениях. Из внезапно   открывшейся   на  ноге  маленькой   ранки   гной    вытекал тазами. По  обычаю   того  времени,  пожелал  он  перед   смертью  постричься  в   монахи. Но  по   растекавшимся   по  Москве   слухам, у  его   смертного одра   священники   переругались  с  боярами, да   так   увлеклись, что   не заметили, как   князь   умер. Не    успели   они  свершить  обряд,  который снял  бы  грехи   не  только  с  самого  князя, но и  с рода  его, вплоть  до13 колена.
Елена  Глинская,  оставшись  княжеской  вдовой, не   ушла  в   монастырь, по  православному  обычаю. Стала  она   управлять   страной   вместо малолетнего  сына  Ивана, но   об  этом   речь   еще   впереди. И   вдруг скоропостижно   умерла;  подозревали, что   была   отравлена.
Но  был  еще   один  участник   истории – Юрий  Иванович  Шигоня – Поджогин. Вот  кто, глядя  на  мучения   Великого  князя  Василия, сделал  правильные  выводы. Шигоня   раскаялся   во   всех своих   злодеяниях   и …  постригся  в  монахи. Иваниши – его   вотчина, поэтому   именно  здесь  основал   он   монастырь  Успения  Пресвятой  Богородицы, которому  передал   все   свое   состояние. В  этом  монастыре  он принял   схиму   и  жил   под  именем  старца   Ионы  до   самой   смерти. В Успенской  церкви, его и  похоронили. Здесь  была   похоронена  его   жена, Анна, тоже   постригшаяся  в   монахини  под именем   Анисьи. Могилы   их   не   сохранились. Монастырь   просуществовал  до  1764 года.

Сосна.   Выйдя   за   кладбищенскую    ограду,  посмотрите   направо, вас ждет  редкостное  зрелище. «Памятник  природы - сосна ». Сосна  изыскано красива, имеет  крону  необычайной  формы. К  тому  же, ей   почти  300 лет.

 

Тверское  княжество.
- А  мы  постепенно приближаемся  к  Твери. Первое достоверное упоминание Твери относится к 1209 г. Постепенно Тверь становилась центром новых владений владимирских князей на Западе.
История тверского княжеского дома длилась почти 250 лет, число князей тверских – тринадцать (легко запомнить – число несчастливое). Несомненно, были среди них люди прославленные и даже великие, такие как князь Михаил Ярославич Тверской. Его в Твери почитают все, от мала до велика, ибо является он Святым покровителем города.
Этот абзац все любящие родную историю, а также тверские краеведы, пропускают. Остальным, не пошедшим в изучении истории дальше школьной программы – вопрос. В 1237 году на Русь обрушилось страшное бедствие. Пришел хан Батый и разорил всю страну. Далее все мы знаем 1380 -й год, когда татары были разбиты Дмитрием Донским на Куликовом поле. Между этими датами 150 лет и имя Александра Невского, разбившего немецких рыцарей на Чудском озере в 1242 году, что не имеет к татарам никакого отношения. Итак, вопрос: неужели за 150 лет, может быть, самых страшных в истории нашей страны, так – таки ничего и не происходило?
Какие они были, Тверские князья? Даже ученые – историки не могут устоять перед благородством поступков и деяний их. Все признают, что похожи  Тверские князья на тех былинных богатырей, с образами которых мы встречаемся в детстве.
Давным-давно, в 1285 году  стал  князем  Тверским  14- летний  мальчик по имени  Михаил  Ярославич (дед того самого Михаила Александровича, о котором речь пойдет впереди ). Спустя 20 лет, в 1305 году, в Орде получил Михаил Ярославич  на законных  основаниях (как старший племянник Александра Невского ) ярлык на Великое княжение. Но…не согласна с этим  семья  князей Московских. Как обидно! Московский князь  Даниил – младший сын Александра Невского – умер, так и не став великим князем, а это означало, что все потомки его потеряли право на Стол Великокняжеский.
Михаил Тверской стал замечательным Великим князем. Он думал о том, как объединить разрозненные княжества в единую страну. Его первого назвали «Великим князем всея Руси » и даже «Самодержцем». Он смог доказать в Орде, что Великий князь Владимирский сам ,без татарских баскаков, может собирать подати для хана, и ему поверили.
Но, не забывайте о роли личности в истории. Новый московский  князь-Юрий  Данилович в силу характера просто не мог согласиться с ролью вечного «младшего брата ». Не раз ездил он в Орду доказывать свое право на  Стол Великий , и , будто бы , сами татары подтолкнули его пообещать дань большую, чем платил Михаил Ярославич…
А тем временем, наступил год 1315 – й. Умер хан Тохта, и вступил на престол хитрый  и коварный хан Узбек. Михаил Ярославич поехал  в Орду, получил ярлык на Великое княжение уже от нового хана. И Юрий Данилович тоже  поехал. И какими правдами – неправдами – истории то не ведомо – получил- таки в 1317 году этот злополучный ярлык, да еще и сестру хана, красавицу Кончаку, в жены. Или наоборот? Сначала жену, а потом ярлык?
Когда довольный Юрий возвращался из Орды домой с молодой женой, с татарским  послом – Кавгадыем  и татарским  войском у Костромы  встретил его Михаил Ярославич и суздальские князья. Здесь, после некоторых переговоров Михаил Тверской нового Великого князя признал, а когда вернулся в Тверь, то начал строить новые укрепления. Видимо не  ждал от этой истории ничего хорошего . Так оно и вышло.
Здесь уместно добавить, что за годы своего правления совершил Михаил Ярославич одну серьезную политическую ошибку, которая  дорого ему обошлась. Не поладил он с новым митрополитом  Киевским и всея Руси Петром. А вот Московские князья поладили. Из-за нелюбви с митрополитом Петром  Михаил Ярославич нажил себе конфликт с Новгородом. Именно татаро - московско-новгородские  войска и начали осенью 1317 года военные действия против Тверского княжества. Михаил  Ярославич понимал безыдейность войны на два фронта. Сначала он разбил новгородцев, наступавших от Торжка, а затем занялся  татаро-московским  войском во главе с Юрием Даниловичем  и  ханским послом Ковгадыем.
22 декабря 1317 года произошла решающая битва. Называют ее – Бортеневская. От самой деревни Бортенево только старые яблони остались, ее немцы в 1942 году сожгли. Но еще в прошлом веке крестьяне находили на своих полях остатки старого оружия и сносили в помещичий дом, где будто бы, даже отдельная комната для этого предназначалась. А еще была часовня, куда каждый год 22 декабря – в день, когда произошла  Бортеневская битва, шел Крестный ход. Войны и революции ХХ века все это уничтожили. Но среди местных жителей поле это и ручей до сих пор называют иногда урочищем Секирниковым, по страшной сечи, о которой помнят 700 лет. Ведь победа в Бортеневской битве, может быть, и была началом освобождения Руси от татарского ига.
А самая страшная часть  нашей истории тут только начинается… Михаил Ярославич одержал в Бортеневской  битве блестящую победу. Князь Юрий с небольшим отрядом бежал с поля боя. Ханский посол Кавгадый, московская княгиня Авдотья (так назвали в православии ханскую сестру Кончаку), младший брат Юрия – Борис были захвачены в плен. Вскоре Михаил Ярославич отпустил Кавдыгая с богатыми дарами.  Кончака  умерла в Твери,  и поговаривали, будто бы была отравлена. А князя Тверского вызвали на суд в Орду.
И бояре, и жена, и старшие дети  уговаривали князя в Орду не ездить, исход, в общем-то, был ясен. И тогда сказал Михаил Ярославич детям такие слова: «Хан зовет меня. Если я не поеду, вотчина моя в полону будет, и множество  христиан убито. Придется  же  когда-нибудь умирать, не лучше ли теперь положить свою душу за многие души! » Уехал, и был зверски убит в Орде  22 ноября 1318 года, оговоренный князем Юрием Даниловичем и послом Кавдыгаем. И так боялся  Юрий врага своего, что  даже мертвое тело его держал у себя в Москве, как в плену. И только спустя год жене и детям удалось выкупить покойного Михаила Ярославича и похоронить в Твери, в Спасско-Преображенском соборе.
А что же Юрий Данилович? Похоже, что не дал он татарам дани больше, чем Тверской  князь. Отобрали они у него Великокняжеский  ярлык и отдали старшему сыну Михаила – Дмитрию, по прозвищу «Грозные очи ». Прошло 7 лет… Дмитрий столкнулся в Орде с Юрием и зарубил его у всех на глазах. Дмитрия «Грозные очи » казнили в Орде в 1326 году, и на Великий Стол новый тверской князь – Александр Ярославич (отец  Михаила Микулинского), и  заполыхало в Твери восстание против татар. Усмирять Тверь пришло опять московско-татарское войско во главе с новым московским князем Иваном Даниловичем, более известным нам под прозвищем «Калита». Александр  бежал, но спустя годы татары заманили его сначала в Тверь, а затем и в Орду , где он , так же как отец и старший брат, был казнен.
Вот такая незатейливая  история произошла между близкими, между прочим, родственниками, ведь Московские князья Юрий и  Иван Даниловичи приходились  Михаилу Ярославичу Тверскому родными племянниками, а князьям Дмитрию и Александру Михайловичам – двоюродными братьями. А в результате мы с Вами  имеем: Москву – столицу нашей Родины; Святого русской  православной церкви – Михаила Тверского, названного «Отечестволюбцем» и … поклонный курган  здесь на  Бортеневском поле.
Курган с поклонным крестом насыпан в 100 метрах от часовни вверх по течению  ручья Строганец.
А  с падением Тверского княжества начинается совсем другая история.

Эммаус.
Старинное русское село, расположенное рядом с трассой Москва-С.-Петербург в 16 км. от Твери.
Здесь в 1910 г. родился Серов Владимир Александрович, живописец и график, народный художник СССР.
Основам рисования Владимир Александрович учился в Свободных Художественных мастерских в Весьегонске, затем в Ленинградской Академии художеств. С 1962 г. был президентом Академии художеств СССР.
В 1980 г. в селе Эммаус открыт музей, в фондах которого подлинные полотна художника, пейзажи, портреты, иллюстрации к книгам «Война и мир», «Слово о полку Игореве» и др., редкие фотографии и документы, личные вещи.

Клин.
Расположен в 90 км от Москвы, на высоком живописном берегу реки Сестры. Один из древнейших городов России. Первое упоминание в летописи – 1317 г. От времен, когда Клин входил в состав Тверского княжества и защищал дорогу в Тверь и Новгород, в городе на крутом холме сохранились остатки земляного вала, окружавшего древнее поселение – кремль. В конце XV в. Клин был присоединен к Москве. В 1572 г. Иван IV завещал Клин своему сыну Ивану. Впоследствии он стал вотчиной Романовых. В составе Московского княжества город стал терять свое военно-стратегическое значение, все более становясь центром ремесла и торговли.
В XVIII веке в Клину, стоявшем на большом тракте, указом Петра I был учрежден «почтовый ям», и жители города были обязаны отправлять почтовую службу.       

 

Cергей Миронов,
методист Центра по экскурсиям
и туризму г. Старицы, краевед

СКОРО
27 ноября
День памяти священно мучеников Феодора, Михаила, Александра (Чекалова), Алексия (Нечаева) 80 ЛЕТ!
Осталось 6 дней
СМИ о Старице
Кузницы
Благотворительный фонд Старица
Гидрометцентр России
Тверская епархия
Православие и Мир Фотосправочник-путеводитель - Русские Церкви - Истории, фотографии действующих и не сохранившихся Православных Храмов и Монастырей.Православие.RuНародный каталог православной
архитектуры
© Сайт "Старица - земля православная. Монастыри и храмы", Галкин А.С., 2007 - 2017
Создание и разработка сайта - веб-студия Vinchi
Оформление и программирование Ильи
Время формирования страницы: 0.036463975906372 сек.