Старица - земля православная. Монастыри и храмы.  
Сведения о городе
Старицкие вести
История города
Монастыри и храмы
Святые и подвижники
Памятные даты
Достопримечательности
Старицкая старина
Паломникам на заметку
Фотогалерея
Старицкий архив
Интересные ссылки
Гостевая книга
Форум
Карта сайта
О проекте
Борисоглебский собор


 

   

История города
Как нам обустроить Старицу
тарица — настолько удивительный город, в нём, словно в капельке утренней росы, оказалась отраженной судьба и большинства так называемых “малых городов” России.
Увы, но об этих самых “малых городах” сегодня вспоминают только тогда, когда прогнозируют возможную раскладку избирательских голосов на предстоящих выборах да референдумах, во все же прочие периоды жизни информация об их существовании как бы выветривается из памяти государства. Да и откуда взяться причинам для воспоминаний о них? Закупки сельхозпродукции теперь ведутся большей частью на рынках дальнего зарубежья, банановые ликёры да сникерсы российская провинция не производит, платить свободно конвертируемой валютой за сырье для своих заводиков не в состоянии... Словом, ничего, кроме канители и мороки, от этих “малых городов” сегодня не видать, только казне убытки да занятым людям хлопоты — думай об их возрождении, изыскивай средства на решение накопившихся проблем...
А между тем, стоит заглянуть за водораздел переломившего нашу страну 1917 года, как станет видно, что никакой проблемы “малых городов” в дореволюционной России не существовало. И даже более того — то, что сегодня стало для нашего Центра ОБУЗОЙ, было для него во все предшествующие века ОПОРОЙ. И свидетельством тому — история существования практически любого из городков нашего Отечества, будь то какой-нибудь Сергиевск в Самарской области, подмосковная Коломна или же упомянутая нами Старица.

Но не одними только канонизированными святыми славна история города Старицы. Сюда неоднократно приезжал горячо любивший её А. С. Пушкин, написавший здесь своего знаменитого “Анчара”, VII главу “Евгения Онегина” и неоконченный “Роман в письмах”. Здесь бывали писатели И. Лажечников и Ф. Глинка, останавливался в 1825 году по пути в Таганрог государь Александр I, приезжал художник И. Левитан. Уроженцами старицкого края являются мореплаватели-кругосветчики адмирал П. Чистяков и З. Панафидин, герой обороны Севастополя вице-адмирал В. Корнилов, зодчий Е. Чернятин, клоун Карандаш, поэт Николай Тряпкин и многие, многие другие. На местном кладбище до сих пор цела могилка “девицы Машеньки Борисовой”, послужившей в своё время прототипом для создания Пушкиным образа “капитанской дочки”.
Не вылезающий сегодня из долгов и дотаций, город Старица был на протяжении многих столетий процветающим и крепким городом. Здесь добывался белый известняк, известный как “старицкий мрамор”, шедший не только на местные строительные нужды, но и в другие города, например, в Москву, где из него была сложена колокольня Успенского собора в Кремле. В городе было более четырёх десятков кузниц, несколько больниц, тринадцать (а по другим сведениям — шестнадцать) церквей, мужской и женский монастыри. В частной типографии Ивана Крылова издавались книги, газета “Тверское Поволжье”, несколько наименований журналов. В районе насчитывалось 193 учебных заведения, в которых обучались 12286 учащихся (это — в два с лишним раза больше, чем сегодня!).
По дореволюционным переписям, население Старицкого района достигало 140 тысяч человек против 29 тысяч сегодня (9 тысяч из которых живут ныне в самой Старице, а остальные рассеяны по деревням и селам района). Кроме того, во время военных походов Грозного здесь однажды целый месяц стояло еще и 140-тысячное царское войско — и район выдержал эту нагрузку, тогда как сегодня ему тяжело обеспечивать продуктовыми запасами даже СЕБЯ САМОГО.

Посмотрим: из чего же складывается экономика Старицкого района в наши дни?
На данный момент — это швейная фабрика, механический и электротехнический заводы, лесхоз и леспромхоз, молокозавод, пищекомбинат, льнозавод, ПМК да пара-тройка других незначительных предприятий, в силу характерных для нынешней России причин едва сводящих концы с концами. Еще в районе насчитывается 36 реорганизованных не совсем ясно во что колхозов и совхозов да 192 крестьянских хозяйства, в которых, по данным газеты “Старицкий вестник”, на 1 марта 1997 года не была готова к работе треть машинно-тракторного парка и наблюдалось сильное сокращение производства и численности скота. В частности, падёж крупного рогатого скота увеличился по сравнению с прошлым годом на 24 процента, а свиней — на 89 процентов. Средний заработок населения за февраль 1997 года составил 344 тысячи неденоминированных рублей, смертность превысила число рождений в 2,5 раза.
А между тем, Старицкий район считается сегодня “экологической изюминкой России” и при соответствующем его использовании мог бы стать счастливейшим уголком нашего Отечества. Для этого здесь, казалось бы, имеется всё необходимое — 3005 кв. км экологически чистых земель, охотничьи угодья (в здешних лесах водятся медведь, лось, кабан, заяц-беляк, утка, гусь, кулик); через район проходят железные дороги и автострады на Москву, Санкт-Петербург и Тверь, два магистральных газопровода, течет река Волга.
Вполне понятно, что район не мог не привлечь к себе внимания западных предпринимателей, и в январе 1992 года была создана зарегистрированная в Стэнфорде (США) ассоциация “Старица Ренессанс корпорейшн” (“Организация возрождения Старицы”) во главе с американским бизнесменом Джимом Гаршманом. Ассоциация планировала превратить Старицкий район в продуктовую столицу Тверской области и Москвы, для чего намечалось завезти в район помимо техники и ресурсов 75 тысяч голов высокопродуктивных коров, построить для них такие же, как в США, фермы и получать на них 8 тысяч литров молока в год от каждой коровы. Для этого уже было найдено 150 миллионов долларов, включая в эту сумму стоимость строительства завода по переработке молока.
Кроме того, проект предусматривал постройку 400 птичников мощностью по 150 тысяч штук бройлеров в год каждый и с производством 200 тысяч штук яиц ежедневно, причем на каждом птичнике должно было работать не более 4 человек с заработком 5 долларов в час.
Проект поддержали президент благотворительного фонда “Интеллект” д.т.н. Элвин Калинин, бизнесмен Янкель Гинзбург (США), Мировой банк развития, фермер из штата Айова Дэвид Гарст (отец которого в своё время принимал у себя в хозяйстве Н. С. Хрущева) и другие. Опережая события, журналист Наталья Боброва писала в “Российской газете” от 20.01.1992 года: “УЖЕ ПОДНИМАЮТСЯ стены кирпичного и черепичного заводов, завезенных в эту глубинку из-за океана, ЗАКЛАДЫВАЮТСЯ ФУНДАМЕНТЫ под жилые дома, производственные помещения и фермы... Первый принцип в Старице — всё ДЕЛАЕТСЯ на самом высшем технологическом уровне, который достигнут за рубежом... Всё СТРОИТСЯ только на принципах рыночной экономики...”
Увы, но того, что видела из окна редакции “Российской газеты” Н. Боброва, не видел ни один человек в самой Старице. Да, в рождественские дни 1992 года сюда приезжала группа американских предпринимателей из перечисленных выше лиц, и я лично присутствовал на их встрече с руководителями района, но... Но американские бройлеры и коровы так почему-то до благословенной старицкой земли и не дошагали, а грандиозная затея как-то сама собой заглохла в административных кабинетах нашей власти.
Однако почти сразу же вслед за американцами в район приехали наши собственные ученые — представители Московской Академии городской среды во главе с доктором искусствоведения и кандидатом философских наук, членом Международной Академии архитектуры профессором В. Глазычевым. Итогом нескольких лет работы исследователей проблемы развития малых городов России стал пакет рекомендаций, среди которых, например, был совет возобновить разработку старицких каменоломен и кузнечного дела, а также ряд предложений культурно-прикладного характера, типа: ввести в школах вместо уроков труда занятия резьбой по дереву с целью восстановить таким способом деревянные узоры на городских домах, и тому подобное.
Увы, но рекомендации, как известно, носят рекомендательный характер. А потому все советы группы Глазычева остались не более, чем благими пожеланиями. Да они, правду сказать, таковыми изначально и были, ибо не имели под собой ни малейшего материального обоснования (где, допустим, взять в школе ставку, чтобы пригласить специалиста для ведения уроков резьбы по дереву и так далее). Но главное, наверное, заключается в том, что в сегодняшней России нужно восстанавливать не ремёсла, а в первую очередь — сам принцип ЖИЗНЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ. Ведь, как давно отмечают все известные целители (Луиза Хей, Алла Дан и другие), “любая болезнь возникает сначала на ментальном плане, в нашей ауре, и только потом переходит в физическое тело... И бессмысленно пытаться ЛЕЧИТЬ БОЛЕЗНЬ <...>, НЕ МЕНЯЯ ОБРАЗ ЖИЗНИ И МЫСЛЕЙ больного...”
Всё это является справедливым и в отношении “здоровья” города или страны.
Что, к примеру, было тем СТЕРЖНЕМ, вокруг которого крутилась вся жизнь Старицы до 1917 года? Им был тот самый МОНАСТЫРЬ, который основали когда-то киевские монахи и вокруг которого и возник впоследствии сам город. Ошибка и мистера Джима Гаршмана, и профессора Глазычева заключается в том, что они пытались исправить ПОСЛЕДСТВИЯ, не исправляя ПРИЧИНЫ. Опыт же показывает, что ни доллары Мирового банка развития, ни увещевания группы Глазычева не дадут необходимого результата по той простой причине, что старичанам НЕ СТЫДНО так жить, как они живут. Да — ТРУДНО, да — хочется жить ЛУЧШЕ, но при этом абсолютно не хочется менять ничего в системе своих нравственных координат. Им не перед кем стыдиться своей жизни, так как приезжих в районе почти не бывает, свои все живут одинаково, а Бога они упразднили еще в 1917 — 1937 годах. Оживить туристский бизнес, который бы привлёк в район поток людей со стороны, сегодня очень сложно, так как всё, что могло бы вызвать интерес туристов, сегодня мертво. Ну что интересного сейчас имеется в Старице и окрестностях? Краеведческий музей и музеи-усадьбы. Музей расположен на территории того самого Успенского монастыря, в котором начинал своё служение святой Патриарх Иов, но ни о нём самом, ни об истории монастыря, ни даже об истории развития религии в городе материалов нет, а посмотреть на полусгнившие зубы мамонта туристы могут в любом другом музее мира. Могли бы стать центрами притяжения музеи-усадьбы, такие, как, скажем, Берново, где часто бывал Пушкин и где до сего дня проводятся ежегодные пушкинские праздники, но ныне уже хиреют и они — и не только потому, что не стало средств на проведение шумных литературных мероприятий, а потому, что давно пора менять взгляд на сам принцип работы таких музеев. Ведь при посещении усадьбы важно не столько ПОСМОТРЕТЬ, где стоял стол, за которым работал Пушкин, сколько ПОЧУВСТВОВАТЬ сам ДУХ ДОМА, а для этого нужно в нём хотя бы немного ПОЖИТЬ, чтобы, просыпаясь, ощутить на своём лице тот же луч солнца, что будил и поэта, умыться из того же рукомойника, из которого умывался он, сбежать с того же крыльца в сад... Словом, сегодня необходимо возрождать в Старице (и аналогичных ей городах России) не ТУРИЗМ, опирающийся на любознательский интерес к выставочным ЭКСПОНАТАМ, а — ПАЛОМНИЧЕСТВО, которое, в отличие от туризма, зиждется на влечении к святыням АКТИВНОГО характера, то есть таким, которые ПРОДОЛЖАЮТ источать благодать и дарить вдохновение. Короче говоря, в старице необходимо оживлять духовный стержень, и два года назад произошло событие, которое действительно способно в будущем придать жизни города и района отличный от нынешнего смысл. А именно: 18 апреля 1997 года Священный Синод под председательством Патриарха Алексия II постановил: “Благословить открытие в городе Старице Тверской епархии Успенского мужского монастыря для возобновления в нём монашеской жизни...”
Сегодня, когда уже давно действует Оптина Пустынь, бывшая своего рода ПОСЛЕДНИМ звеном в цепи развития русской святости до революции, очень важно восстановить и ПЕРВОЕ звено этой цепи, без чего нет её исторической целостности. Тысячи паломников в наши дни стремятся посетить ту же Оптину Пустынь, Шамордино, Троице-Сергиеву лавру, Соловки и другие русские православные обители, тогда как нам сейчас важнее, может быть, прикоснуться не к ВЕРШИНЕ духовного опыта России, а именно к его ИСТОКУ, чтобы понять, откуда мы идём и где наши начала, а уже затем определиться с направлением дальнейшего движения.
На данный момент (статья написана в 2003 г. – А.Г.) в Старицком Успенском монастыре обитают три монаха, включая самого его наместника — игумена Гермогена. У города теперь есть отличная возможность ОЖИВИТЬ свою душу, помогая восстановлению обители, разрушенной, кстати сказать, дедами нынешних же старичан. Как говорят те же целители и астрологи (и в этом они, кстати, совпадают с православными подвижниками и святыми), “одним из основных методов для коррекции кармы является ПОКАЯНИЕ”, но покаяние и молитва — это труд, и труд длительный и нелегкий. И всё-таки без этого труда не обойтись. Собственно, сам шаг уже сделан — монастырь открыт, нужно теперь только сделать так, чтобы он стал составной частью ЖИЗНИ ВСЕГО ГОРОДА. Потому что он — это сердце Старицы, а забьется сердце, оживет и весь город. Вот тогда заработают и все застопорившиеся сейчас проекты, начнут осуществляться рекомендации специалистов — как своих собственных, так и гостей из-за рубежа. Но — увы! — не раньше.

СКОРО
27 ноября
День памяти священно мучеников Феодора, Михаила, Александра (Чекалова), Алексия (Нечаева) 80 ЛЕТ!
Осталось 3 дня
Княжна Мария
Старицкие крепости
Благотворительный фонд Старица
Гидрометцентр России
Тверская епархия
Православие и Мир Фотосправочник-путеводитель - Русские Церкви - Истории, фотографии действующих и не сохранившихся Православных Храмов и Монастырей.Православие.RuНародный каталог православной
архитектуры
© Сайт "Старица - земля православная. Монастыри и храмы", Галкин А.С., 2007 - 2017
Создание и разработка сайта - веб-студия Vinchi
Оформление и программирование Ильи
Время формирования страницы: 0.034435033798218 сек.