Старица - земля православная. Монастыри и храмы.  
Сведения о городе
Старицкие вести
История города
Монастыри и храмы
Святые и подвижники
Памятные даты
Достопримечательности
Старицкая старина
Паломникам на заметку
Фотогалерея
Старицкий архив
Интересные ссылки
Гостевая книга
Форум
Карта сайта
О проекте
Фрески


 

   

История города
Старица летописная
емля старицкая… Она занимает южную часть Тверской области. Холмистая местность изрезана здесь живописными речными долинами. Центр края – Старица – стоит на двух довольно крутых берегах великой русской реки Волги. Именно Волга сыграла решающую роль в развитии края. И не удивительно, что именно на ее берегах обосновались наши предки. Волга была для них и кормилицей, и торговой дорогой, и защитным рубежом. В условиях постоянной вражды между общинами и племенами люди выбирали для своих поселений труднодоступные места на высоких берегах рек и озер.
«Такое неукрепленное поселение на левом берегу р. Волги, видимо, могло быть уже в XII столетии», - полагает Н. А. Фомиченко.1 Это подтверждают документы Успенского монастыря – древнейшего из памятников, находящихся на территории современной Старицы и расположенного на правом берегу Волги. «Правда, первоначально он находился несколько дальше от берега на возвышенном месте среди соснового бора», - пишут М. Левин и Е. Хворостова.2 Первое упоминание о нем встречается в XII в. в летописи Успенского монастыря: «… именно в 1110 г., пришли на урочище Старый бор два инока из Киевских пещер Трифон и Никандр и стали там жить и слову божию учить приходящих к ним…»3 В летописных же сводах применительно к г. Старице к этому времени мы не находим никаких записей. Следовательно, Успенский монастырь является первым колонизатором этих земель со стороны Владимиро-Суздальского княжества.
Постепенно вокруг уединенного жилища селились другие, искавшие подвига. Так образовывался монастырь, а вокруг его – селение, и ранее пустынный край оживал под неутомимыми руками работников, зачастую вооруженных только крестным знаменем и верою во всемогущество и милосердие Христа Спасителя. Обитель жила своей жизнью, росла как в численности братии, так и в неведомых миру духовных подвигах. При благоверном князе Андрее Юрьевиче Боголюбском, заинтересовавшемся монастырем как оборонным пунктом, состоялось строительство и освящение первого храма монастыря в честь Успения Божьей Матери.4 Замечательно то, что обитель вскоре после освящения храма стала управляться игуменами, то есть не только пришла в совершенно правильный и стройный вид монастыря, но и приобрела некоторые преимущества перед другими малыми монастырями.
После выделения Тверского княжества из Владимиро-Суздальских владений в конце первой половины XIII столетия расширенный и укрепленный Успенский монастырь, по всей видимости, стал выполнять функции форпоста на границах с Новгородской землей. Это дает право предположить, что на противоположном берегу в месте впадения в Волгу речки Верхней Старицы могло возникнуть небольшое укрепленное поселение.
В 1272 г. настоятель Свято-Успенского монастыря Леонид был возвышен в сан архимандрита. Поводом к этому послужили не только личные достоинства настоятеля, но и окончание строительства храма Пресвятой Богородицы. Его освятил епископ Тверской Симеон.6 В это же время, при благоверном великом князе Ярославе Тверском, Успенская обитель перешла из Новгородской епархии, которой до сих пор принадлежала, в Тверскую. В этих же местах располагались епископские владения, называемые «волостью Святого Спаса».7 Интересы церковных и светских властей совпали. Решение тверского епископа об открытии второй кафедры в Старице, с включением названия города в титул, служило большому оживлению в ней. Таким образом, судьбы города и монастыря оказались тесно связаны с тверским епископатом.
Но мирной жизни обители помешало татаро-монгольское нашествие. Как повествует летопись, в 1292 г. татары убили игумена Серапиона и с ним 124 инока Свято-Успенского монастыря. Убитых бросили в р. Волгу, «но волны речные не смогли унести телеса иноческие». Река не приняла страдальцев, и ночью, оставшиеся в живых верные христиане, «погребоша я честно в доме Пречистыя».8
Конец XIII столетия был временем подъема Тверского княжества. Историк В. В. Мавродин пишет, что «к концу 2-ой половины XIII в. Тверь стала самым сильным княжеством Северо-Восточной Руси».9 «С этого времени (конец XIII в.) Тверь выдвигается как наиболее значительный экономический и политический центр многочисленных феодальных княжеств Северо-Восточной Руси», - соглашаются с высказанным тверские историки Х. Д. Сорина и Ю. И. Урбан. Более того, отмечают они, «Тверское княжество выступает с притязаниями на подчинение остальных русских земель...»10
Стало быть, возникновение нового укрепленного городища легко объясняется. По мнению А. М. Сахарова, укрепление Старицы нужно поставить в связь с заботами тверских князей об усилении обороны своей земли.11 Как и все тверские крепости, Старица являлась опорой независимости княжества в феодальной борьбе XIII – XV веков, защищала водную и параллельную ей древнюю сухопутную дорогу. Город возникает как оборонительный пункт-форпост на юго-западных рубежах Тверского княжества.
Первое упоминание о Старице в письменных источниках встречается в Тверской летописи под 1297 г.: «В лето 6805. Срублен бысть город на Волзе, ко Зубцову, на Старице»,12 заметим здесь, что основателем старицкой крепости был тверской князь Михаил Ярославич (1271-1318), племянник Александра Невского. Княжеские города XI – XIII вв. - результат сознательной строительной деятельности князей - были основаны с учетом условий местности. Крепость обычно строилась на естественном возвышении, чаще всего на мысу, при впадении одной реки в другую. Старица располагалась на мысовом городище площадью 51850 кв. м,13 поднимающемся над уровнем воды до 42 м и обрывающемся к рекам Волге и Верхней Старице очень крутым - 45-50 градусов - неприступными склонами.14
В 1311 г. по сведениям В. С. Борзаковского, тверской князь Михаил Ярославич и новгородский владыка Давыд «в Городке на Волге заключили мир, по которому Новгород обязался заплатить Михаилу 1500 гривен серебра, а Михаил за то «ворота открыл», то есть пропустил обозы, шедшие в Новгород».15 Можно предположить, что это произошло в Старице,16 ибо город не раз был местом переговоров с западными соседями. Это косвенно подтверждается и другим фактом переговоров XV столетия, которые вполне могли проходить именно в указанной Старице, хотя и называлась она Городком. Полное соответствие название Городка «древнейшему наименованию Старицы, - считает В. А. Кучкин, - позволяет утверждать, вслед за В. С. Борзаковским, что Городок литовско-тверских соглашений (договоры 1449, 1483, 1497 гг.) и есть Старица».17
После смерти Михаила Ярославича обширное тверское княжество было поделено между его сыновьями. Старица с прилегающими землями отошла к Константину,18 который в свою очередь, завещал ее своему младшему сыну Семену.19 Бездетный Семен Константинович, умирая, отказал свой удел Михаилу Александровичу Тверскому, который, получив новые земли, стал еще сильнее и опаснее для своих врагов. Именно он в 1366 г. «нарядил городок новый на Волзе»,20 перестроив и укрепив Старицу, превратил ее в сильную крепость.
В 1367 г. московский князь Дмитрий Иванович отнимает у Михаила Старицу – часть «отчизны из удела княже Семенова» и, очевидно, придавая ей серьезное стратегическое значение, сажает в городе своего наместника вместе с князем Еремеем Дорогобужским.21 А 1375 г. великий князь Дмитрий Иванович, будущий Донской, нанес поражение войску тверского князя Михаила Александровича и овладел Старицкой крепостью. По всей видимости, именно в это время, как указывается в летописи XIV в. Успенской обители, что «во время войны Тверских князей с Московскими, город Старица был разорен; вероятно, в это время и был разрушен Свято-Успенский монастырь окончательно, так как о нем нигде не упоминается вплоть до XVI в., в период времени более 200 лет».22
В свою очередь и Михаил Александрович придает Старице не меньшее значение. После того, как он «в союзе с литовским князем ходил на Москву и имел успех», - потребовал от великого князя Дмитрия Донского прежде всего Старицу и все части удела князя Семена.23 Михаил Александрович вновь укрепляет город. Под 1390 г. в летописи отмечено: «… той же осени прибавиша к городку на Волзе с приступа города, и ров скопаша…»24 Очевидно, речь идет о строительстве дополнительных укреплений в виде насыпного вала и рва с напольной стороны, защитивших посад. «В целом к концу XIV века, - делает вывод Н. Н. Воронин, - Старица стала внушительным оборонительным сооружением, закреплявшим тверское господство на Верхней Волге».25
Важны сведения источников конца XIV столетия о местонахождения и в названии города. В 1395 г. город сильно пострадал от стихийного бедствия, столь частого в те времена и жестокого по последствии. Тверской сборник об этом повествует так: «В лето 6903. Того же лета погоре на Волзе, еже есть на Старице, от грому».26 В Воскресенской летописи находим: «В лето 6903. Месяца августа в 15-е погоре в Твери от грому новый город, иже на Волзе, на Старице».27 В Патриаршей или Никоновской летописи читаем: «В лето 6903. Того же лета, месяца августа 24, погоре Новый город на Волзе к Зубцеву Тферский; загореся в неделю порану от грому, как нача торг сниматися, и вста с огнем ветр силен, и погоре весь град и церковь святого архистратига Михаила».28 Пискаревский летописец сообщает: «В лето 6903. августа 15 погоре во Твери от грому Новый град, еже на Волзе на Старице».29 Историк В. Н. Татищев об этом событии писал так: «1395. Августа в 24 день погоре Старица, новы городок на Волзе к Зубцову Тверски».30
Таким образом, в конце XIV столетия местонахождение города определенно в документах довольно точно – на Волге, к Зубцову, на Старице; название его варьирует – Новый град, Новый город, Новый городок, город на Волге; Старицей он назван только у В. Н. Татищева.
После пожара город вновь отстраивали, начиная с соборов. В Микулинской летописи под 1396 г. записано: «6904. Того же лета создана бысть церковь во Тфери, на городке Старице, во имя Архангела Михаила, камена, князем Михаилом Александровичем Тферской».31 В Тверской летописи есть такие строки: «В лето 6905. Заложи церковь святый Михаил на Городку князем великым Михаилом».32 Патриаршая или Никоновская летопись повествует: «6906. Того же лета князь велики Михаил Александрович Тверской с сыном своим со князем Иваном поставиша церковь камену святаго архистратига Михаила на Новом городку».33 У историка Н. М. Карамзина под 1398 г. приводится выпись из неизвестной летописи: «Князь Михайло Александрович Тферский постави церковь камену Св. Арх. Михаила на Волзе на Городце, не реце Старице и Арсеньем епископом священна бысть Ноября в 8 день».34 Отсюда видно, что церковь архистратига Михаила была построена в городе, который назывался и «Новый Городок», и «Городок на Волге на реке Старице», и «городок Старица».
О построении в Старице рядом церковью архистратига Михаила белокаменной Никольской церкви в 1403 г. говорят следующие летописные свидетельства. В Тверской летописи читаем: «Князь великий Иван Михайлович Тверскый постави город Опокы на Волзе близ Ржевы, а на Городку постави церковь камену св. Николы».35 Никоновская летопись сообщает: «Того ж лета во Твери создана бысть церковь камена святого Николая на городке единого лета в. к. Иваном Михайловичем Тверским, и священна бысть Арсением епископом Тферским».36 В Софийской летописи есть такие строки: «1404. Того же лета создана бысть церкви камена во Тфери, на городке Старице св. Николы кн. Иваном Михайловичем».37 И вновь у историка Н. М. Карамзина под 1403 г. из неизвестной летописи читаем: «Тако же и на Городце на реце на Старице, в том же лете поставлена бысть церковь камена Св. Николы: в весне почата, а в осенине кончана и священна Ноября в 13».38 Таким образом, отсюда видно, что церковь святого Николая была построена в городе, который назывался «Городок», «Городок Старица», «Городок на реце на Старице».
Видимо, к тому времени Старица была уже достаточно значительным городом, так как при разделе тяжелобольным Михаилом Александровичем она упоминается в завещании сразу же после Твери в числе городов, доставшихся старшему сыну Ивану.39
Как выглядела прежде крепость на городище, нетрудно представить и сегодня. Узкий и длинный мыс, омываемый Верхней Старицей и Волгой, по-прежнему опоясан с юга и запада мощным земляным валом. Крутые – до 70 градусов – склоны 24-метрового холма упираются в глубокие рвы. Тем, кто штурмовал крепость, надо было начале преодолеть этот заполненный водой, снабженный железными ловушками и утыканный острыми кольями 20-метровый ров, затем взобраться на выложенные камнем откосы холма, и лишь после этого, идти на приступ крепости, встречавшей неприятеля градом ядер и камней.
Кремль являлся центральной частью крепости. Первоначально его окружал земляной вал длиной 178 м. Затем для защиты посада был насыпан второй вал длиною 350 м. Кроме того, кремль был обнесен деревянной стеной протяженностью 1300 м, около 4 м высоты и около 3 – ширины. В стене 13 башен – 11 глухих и 2 с воротами. На некоторых из них возвышались сторожни – для дозорных.
Ворота, над одними из которых висел сполошный колокол, извещавший горожан о приближающейся беде, вели внутрь кремля, к княжескому дворцу. Кроме дворца были здесь дома бояр, дом воеводы, съезжая изба, острог, государевы житницы, дома стрельцов и прочих горожан да несколько храмов.
Обороне служил и «тайнишний» ход длиною 54 м, который уходил в землю у подножия Тайнишной башни и вел к речке Верхней Старице. Стены этого подземного хода были укреплены дубовыми бревнами, свод – белым камнем и кирпичом пирамидальной формы. По нему в осажденную крепость доставлялась вода, здесь же укрывались старики, женщины и дети.40 Остатки подземного хода были обнаружены в 1914 г. любителем старины, полковником Ф. Зубаревым.41
В начале XV в. Тверское княжество окончательно утрачивает свою ведущую роль во внутриполитической борьбе за великокняжеский стол на Руси. Ивану Михайловичу Тверскому становится все труднее бороться с усилившейся Москвой, объединяющей под собой феодальные княжества, но Старица в это время продолжает отстраиваться и укрепляться, превращаясь в сильную крепость на приграничных рубежах с Литвой, которая, чувствуя ослабления Твери, начинает захватывать ее земли.
«В летописных сводах XV – начала XVI в. в подавляющем большинстве случаев Старица называется именно Городком», - пишет исследователь В. А. Кучкин, иногда с пояснением: «на Волге» или со вторым определением: «Старица».42 Но Старица называлась также и Городцом, считает историк: «Вариативность древнего наименования Старицы – Городок, Городец – позволяет сближать (по названию) с этим городом Городеск (Городок, Городец), в котором чеканились монеты князя Александра Ивановича», - таково мнение В. А. Кучкина.43 Схожую мысль высказывает Э. Клюг, отмечая, что «среди монет Бориса Александровича некоторые экземпляры имеют надпись «денга Тферская» или же «денга Городенская», «денга Городецкая». Поэтому, делает вывод автор: «Городня и Новый Городок/Старица – оба места, которые могут подразумеваться в этих надписях».44 Эту же идею высказывал в начале XX в. исследователь П. Ф. Симсон, отождествляя населенные пункты: «Из Старицы в моем собрании немало пул Городенских, свидетельствующих, что под Городнею следует разуметь именно Старицу».45
В XV в. в летописях о г. Старице имеются следующие сведения. Патриаршая или Никоновская летопись сообщала, что в 1412 г. «захваченного Василия Михайловича Кашинского везли чрез Тверь, чрез реку Тмаку, на Новый городок»,46 в 1422 г. двух новоторжцев заточили в Новый городок во Твери,47 а в 1478 г. «князь Андрей Меньшой шел на городок на Старицу да к Торжку».48 Историк Борзаковский В. С. в своем труде «История Тверского княжества» приводит еще одно интересное сведение о Старице: «В 1481 г. «Благоверный и Христолюбивый князь Андрей Васильевич Меньшой Вологодской воздвиже церковь каменную в острове на озере Кубенском в монастыре у Всемилостиваго Спаса в Каменном, а кирпичи возили из Твери и из Старицы городка».49
Из всех русских земель формальную независимость к середине 80-х гг. XV столетия сохраняла только Тверь. Но дни Тверского великого княжества были сочтены
Между Москвой и Тверью фактически шла своего рода малая пограничная война, в которой участвовали феодалы обеих сторон, спорившие о землях. Но за спиной московских землевладельцев стоял государь всея Руси, а тверские, никакой реальной помощи от своего великого князя получить не могли. И не удивительно, что они стали переходить на службу к более могущественному сеньору.
Вскоре войска Ивана III вторглись в тверскую землю. Михаил Борисович был вынужден просить мира. По новому договору ему пришлось признать себя «младшим братом» и «подручником» Ивана Васильевича. Тверь фактически впервые подчинилась Москве.50
Таким образом, тверская земля во главе со своим «великим князем» стала частью единого Русского государства. Правда сохранились должность тверского дворецкого и служба феодалов по особому «тверскому списку». Но никакого принципиального значения это не имело. Московские писцы описывали Тверскую землю «и клали ее по-московски в сохи… и Старицу город, и Зубцов, и Опоки, и Клин...»51 Город Старицу описывал Борис Кутузов. Имя этого писца можно найти в духовной грамоте великого князя Ивана III: «Да в Тферской земле даю ему (младшему сыну Андрею – А. Ш.) город Старицу с волостми с путми и з селы и со всеми пошлинами, по тому, по каа места писал к Старице писец наш Борис Кутузов».52 Таким образом, удельная система как основа политической структуры Русской земли была ликвидирована. Отныне речь могла идти об осколках этой системы.

Александр Шитков – преподаватель педагогического училища,
председатель Старицкого отделения Российского общества
историков-архивистов, краевед.


Источники:
1. Фомиченко Н. А. Социальная топонимия города Старицы. Тверь, 1998. С. 10.
2. Левин М., Хворостова Е. О чем рассказали летописи: заметки археологов. //Верный путь. Вып. 8. 24 августа 1984 года.
3. Историческое описание Старицкого Успенского монастыря. Составлено настоятелем Старицкого монастыря игуменом Арсением. Тверь, 1895. С. 21-22.
4. Там же. С. 27.
5. Там же. С. 28.
6. Там же. С. 29
7. Там же.
8. Там же. С. 30.
9. Мавродин В. В. Образование единого русского государства. Л., 1951.С. 42.
10. Сорина Х. Д., Урбан Ю. И. Из истории Верхневолжья: Период феодализма. Курс лекций. Вып.1., Ч. 1. Калинин, 1976. С. 57.
11. Сахаров А. М. Города Северо-Восточной Руси XIV - XV веков. М., 1959. С. 122.
12. Полное собрание русских летописей (далее – ПСРЛ). Т. XIII. Летописный сборник, именуемый Тверской летописью. СПб., 1863. С. 407.
13. Рикман Э. А. Обследование городов Тверского княжества //Краткие сообщения института истории материальной культуры. Вып. 41. М., 1951. С. 75.
14. Воронин Н. Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII – XV веков. Т. 2. М., 1962. С. 373.
15. Борзаковский В. С. История Тверского княжества. СПб., 1876. С. 102, 111.
16. Там же. С. 324.
17. Кучкин В. А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X – XIV веках. М., 1984. С. 179.
18. Крылов И. П. Материалы для истории города Старицы. Вып. 1. Старица, 1905. С. 9-10.
19. Там же. С. 10.
20. Борзаковский В. С. Указ соч. С. 143.
21. Там же. С.147; Крылов И. П. Указ. соч. С. 10.
22. Историческое описание Старицкого Успенского монастыря. С. 33.
23. Крылов И. П. Указ. соч. С. 10.
24. ПСРЛ. Т. XV. Вып. 1. Рогожский летописец. М., 1865. С. 445.
25. Воронин Н. Н. Указ соч. С. 374.
26. ПСРЛ. Т. XV С. 456.
27. ПСРЛ. Т. VIII. Продолжение летописи по Воскресенскому списку. СПб., 1859. С. 65.
28. ПСРЛ. Т. XI. Софийская вторая летопись. СПб., 1853. С. 157.
29. ПСРЛ. Т. XXXIV. Типографская летопись. Пг., 1921. С. 144.
30. Татищев В. Н. Собрание сочинений. История Российская. Т. 5. М.; Л., 1965. С. 185-186.
31. Микулинская летопись, составленная по древним актам (1354-1678 года) /Под ред. А. Н. Вершинского. Старица, 1911. С. 18.
32. ПСРЛ. Т. XV. С. 457.
33. ПСРЛ. Т. XII. Никоновская летопись. СПб., 1901. С. 171.
34. Цит. приводится по кн. Борзаковского В. С. Указ. соч. С. 37.
35. ПСРЛ. Т. XIII. С. 470.
36. ПСРЛ. Т. XII. С. 307.
37. ПСРЛ. Т. XI. С. 132.
38. Цит. приводится по кн. Борзаковского В. С. Указ. соч. С. 38.
39. Крылов И. П. Там же. С. 11.
40. Цветков Д. А. Старица и окрестности. М., 1977. С. 7-9.
41. Зубарев Ф. И. Что такое город Старица и откуда произошло его название. Старица, 1913. С. 2.
42. Кучкин. В. А. Указ соч. С. 178.
43. Там же.
44. Клюг Э. Княжество Тверское (1247-1485). /Общ. ред. П. Д. Малыгина и П. Г. Гайдукова; Пер. с нем. А. В. Чернышова. Тверь, 1994. С.324-325.
45. Симсон П. Ф. Кое-что об остатках древностей, находимых в Старице и ее окрестностях //Тверская старина. 1911. № 4. С. 6.
46. ПСРЛ. Т. XII. С. 43.
47. Там же. С. 79.
48. Там же. С. 75.
49. Борзаковский В. С. Указ соч. С. 38.
50. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV – XVI веков (далее – ДиДГ). М.; Л., 1950. № 79. С. 295.
51. ПСРЛ. Т.XXXIII. Холмогорская летопись. Двинский летописец. Л., 1977. С. 128.
52. ДиДГ. № 89. С. 353 – 361.
СКОРО
27 ноября
День памяти священно мучеников Феодора, Михаила, Александра (Чекалова), Алексия (Нечаева) 80 ЛЕТ!
Осталось 6 дней
Нестеровский Крест
Лицевое шитье
Благотворительный фонд Старица
Гидрометцентр России
Тверская епархия
Православие и Мир Фотосправочник-путеводитель - Русские Церкви - Истории, фотографии действующих и не сохранившихся Православных Храмов и Монастырей.Православие.RuНародный каталог православной
архитектуры
© Сайт "Старица - земля православная. Монастыри и храмы", Галкин А.С., 2007 - 2017
Создание и разработка сайта - веб-студия Vinchi
Оформление и программирование Ильи
Время формирования страницы: 0.037926912307739 сек.